Страсти вокруг фильма «Матильда»: Романа с балериной у Николая II не было! Было увлечение
Не утихают споры вокруг нового фильма режиссера Алексея Учителя. Причем никто еще его не видел
Любой исторический персонаж в какой-то степени неприкосновенен.

Картина еще не успела выйти в свет, а скандалы вокруг нее кипят! Депутат Госдумы Наталья Поклонская обвинила авторов фильма в оскорбление чувств верующих. Ведь последний русский император к лику христианских святых причислен. Немало людей поддержали Поклонскую. Мол, нечего в царском белье копаться.

Нашлись и защитники у Учителя… А должны ли быть вообще в нашей истории неприкосновенные персонажи? Об этом в эфире Радио «Комсомольская правда» поспорили режиссер Юрий Грымов и иеромонах, советник директора канцелярии Главы Российского Императорского Дома Никон Белавенец.

О ЗАПРЕТНЫХ ТЕМАХ

Белавенец:

– Любой исторический персонаж в какой-то степени неприкосновенен. Нельзя свою буйную фантазию просто превращать в клевету. В том рекламном ролике, который сам режиссер представил публике, явные клеветнические сцены. Во всяком случае, Императрица Всероссийская не могла себе позволить опускаться до того, чтобы выяснять отношения с какой-то там балериной. Должна быть внутренняя самоцензура у любого деятеля культуры, чтобы не наносить боль другим людям. За год до столетия мученической кончины человека, которого десятки миллионов наших сограждан почитают святым, наверное, не самое подходящее время выпускать подобные фильмы. Тем более, за счет госбюджета. Не надо что-то запрещать. Но государство должно воспитывать уважение к собственной истории. Император Николай II 23 года был главой нашей страны. И изображать его каким-то неврастеником, который падает в обморок на собственной коронации, это пощечина нашей стране.

Грымов:

– Когда мы говорим о свободе творчества и вероисповедания, сюда накладывается еще вопрос воспитания. Запретительные моменты всегда очень опасны. Сейчас мы сказали, что он не падал в обморок, что императрица себя так не могла вести. Вот это называется диалог. Мы публично обсуждаем спорные моменты. Но сегодня часто звучат слова «запретить», «уничтожить», даже угрожают режиссеру. Это страшно и крайне неприлично.

– Должны ли быть неприкосновенные персоны?

Грымов:

– Не существует такого списка. Мы вправе рассуждать о том, что было, что сегодня происходит. Теоретически список можно составить, он может быть очень небольшим. Но поверьте, он будет каждый раз увеличиваться. Скажут: «А можно еще Гагарина добавить? А потом еще кого-то?» И этот список станет гигантским. Но зрителю интересно поговорить и узнать про исторических персонажей. Тогда появляется диалог, желание, разобраться.

Источник: http://www.kp.ru/